Движение ТИГЕЛЬ

Сайт Факультетa Психолого-Педагогического Менеджмента

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

"Пусть мир прогнется под нас?"

Это письмо, недавно пришедшее в редакцию, я показала известному медицинскому психологу Николаю Подхватилину. Николай Васильевич неожиданно предложил: «Позвольте замолвить слово о пьющем человеке?». «А где вы видели непьющих?» – согласилась я.

- Николай Васильевич, почему, на ваш взгляд, люди пьют?

- С морально-психологической точки зрения алкоголизм и психиатрические заболевания очень… похожи. Например, как развивается приобретенная шизофрения? Человек очень хочет чего-то добиться - что-то делать или чувствовать, но у него это не получается, и он вынужден жить совсем иначе. И начинается раздрай в душе: человек сам с собой не договаривается и продолжает держаться за что-то одно в себе, а делать – совсем другое. Постепенно этот раздрай превращается в расщепление личности - шизофрению: одна часть личности не может отказаться от чего-то заветного, от несбывшихся надежд и уходит в иллюзорный мир, а другой стороной души человек вынужден жить иначе – в реальности.

Когда у кого-то нет сил справиться с жестокими, трагическими переживаниями, например, по поводу смерти близких, происшедшей на его глазах, он тоже может уйти в себя. Есть такое психиатрическое заболевание – кататония. Человек, у которого не может смириться с чем-то – с реальностью! - замирает, постоянно находясь в состоянии транса. Знаете, он – как пластилиновый: поднимешь его руку, а она так и остается поднятой. Если при шизофрении человек просто «делится» – разделяет себя на ту часть, которая может принять этот мир, и на ту, которая его не принимает, то при кататонии он просто уходит от этого мира, да и все.

- Словом, алкоголизм – это тот же уход, только более «легкий», если можно так выразиться? Получается, питие – «мягкая» форма кататонии?

- Можете сказать и так. Человек надеялся на что-то, собирался как-то построить свою жизнь, но получилось совсем иначе, чем думалось. И ему трудно воспринимать реальность, с которой он… несогласен.

Мужчины хорошо знают: после выпитой рюмки все мелкие бытовые дрязги как бы отходят на задний план, мир кажется краше. Алкоголь притупляет все «тонкие», возвышенные, эмоции и чувства. Когда на стадионе орут: «Шайбу! Шайбу!» – это проявление «грубых» эмоций, а восторг души, воспаряющий куда-то, когда созерцаешь «Джоконду» в Лувре – это и есть «тонкие» эмоций. К ним же относится и ощущение, что все приелось, жизнь не сложилась, что супруг (или супруга) до смерти надоел. Алкоголь отодвигает эти чувства, разум, высшую нервную деятельность на второй план, отравляются те самые полтора миллиметра серого вещества, а более активно начинает восприниматься подкорка мозга, глубинные мозговые структуры.

- То есть, на первый план выдвигается «основной инстинкт»?

- Не случайно, если в доме царят постоянные дрязги, то супруги способны заниматься любовью только выпивши. Иначе «тонкие» чувства не позволили бы, скажем, женщине в трезвом виде лечь в постель с таким мужиком. Не случайно зачатие примерно восьмидесяти процентов детей у нас происходит во время веселья, под парами алкоголя.

- Николай Васильевич, а почему у нас так… любят алкоголиков? Мыпо-доброму посмеиваемся над ними, в метро спящего на сиденье пьяного никто нетронет даже в час «пик», градоначальник отдает распоряжения задаромотвозить «перебравших» в праздник людей по домам… И вообще, непьющий человек, согласитесь, несколько… подозрителен. По-моему, этотипично наше, российское, отношение к пьяницам.

- Один подвыпивший знакомый как-то изрек: «Кто не пьет, у того совести нет». В чем его логика? Окружающая нас действительность такова, что если человек принимает ее, значит, у него… нет совести и моральных принципов. А если пьет – значит, заливает водкой свою совесть, значит, не принимает этот бессовестный мир, упорно требуя вслед за певцом: «Пусть мир прогнется под нас!»

- Ага, значит, если тебе не надо заливать совесть, то ее у тебя и нет! Ничего не скажешь, логично. Да, мир несправедлив, но, увы, не «прогибается»…

- …Вот человек начинает приспосабливать себя к нему при помощи алкоголя. Договоримся, что мы говорим не о совсем уж скатившихся, спившихся «синяках», а, скажем так, о пьющих людях. Как это ни парадоксально, но в этом случае алкоголь помогает, с одной стороны, сохранить свою личность – свои устремления, идеалы, «не прогнуться» под этот мир, а с другой стороны – снять на время накопившиеся стрессы, «пропить» их. И, между прочим, здесь есть прямое совпадение с психиатрическим подходом к лечению нервных заболеваний.

- Их что, тоже лечат рюмкой водки?

- Дают психотропные препараты, действие которых схоже с алкоголем. Человек находится какое-то время, очень упрощенно говоря, в медикаментозном опьянении и предполагается, что таким образом депрессия сама пройдет – все перегорит в нем.

- Вы меня просто поставили в тупик: не хотите же вы сказать, что пить – этохорошо?

- Все дело в том, что есть разные способы снятия напряжений. Поскольку в нашей стране периодически интеллигенцию вырезают…

- А при чем здесь это?

- Так вырезаются-то как раз те люди, которые умеют снимать нервное напряжение нетрадиционным для нас способом. Я имею в виду домашнее музицирование, занятие разнообразными видами искусств, рисованием, например, хоровым пением, спортом.… На востоке для снятия напряжений, то есть стрессов, используют различные психофизические техники, которые позволяют расслабиться и прекрасно чувствовать себя без алкоголя. Такие способы снятия нервного напряжения, как медитации, занятия ушу, например, вошедшие в привычку и ставшие неотъемлемой частью жизни, приводят организм к внутреннему балансу и алкоголь, как способ нервной разгрузки, просто не требуется. Сама философско-религиозная концепция позволяет человеку восточного менталитета чувствовать себя хорошо в трезвом виде. Его мировоззрение позволяет ему довольствоваться малым и быть при этом счастливым. День настал – и прекрасно, есть кусок хлеба, еда на сегодня – и ты счастлив, доволен и радуешься жизни. Зачем убегать от реальности при помощи алкоголя, если она всем устраивает?

- Николай Васильевич, а что тогда в нашем, западном, мировоззрении такого, что заставляет людей пить?

- Давайте вспомним средние века, инквизицию, появление первых промышленных предприятий – времена перехода к индустриализации общества. Взамен религиозного стал внедряться рациональный подход к жизни. До этого душевная жизнь развивалась каким-то своим естественным чередом. Заметьте, люди воевали не из-за нефти, а из-за оскорбленных чувств, например. Тогда жили чувствами, эмоциями. А с развитием индустриализации жизнь все больше стала строиться не по принципу «люблю – не люблю», «нравится – не нравится», а по принципу «выгодно – невыгодно». Появилась необходимость давить эмоции, то есть загонять их в подсознание. Душевные устремления перестали учитываться в реальной экономической жизни и, естественно, в обществе. Человек был вынужден учиться жить не так, как хочется его душе, а так, как необходимо, как выгодно. Но душа-то болит! Так возникло противоречие между внутренними желаниями и внешней данностью. Это породило внутренний дискомфорт и напряжение. А чем его снять?

- Алкоголем?!

- И начинается пьянство. Кто-то смог приспособиться, а тот, кто не смог подавить душевные устремления, начал заливать эмоции алкоголем. Так со средних веков постепенно и до России все это добрело. А на востоке до сих пор душевной жизни уделяется много внимания, потому там и…

- Постойте-постойте, но не случайно же весь мир удивляется «загадочной русской душе» – в России, как и на востоке, о душе всегдазаботились в первую очередь. Кому, как ни нам, близки эти слова из Нагорной проповеди: « …собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ниржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Наши богатства - на небесах…

- Так потому питие и развивается, что народ пытается душу сохранить! И, к сожалению, видит для этого только один способ – алкоголь. Я не оправдываю пьянство, а призываю посмотреть на него трезвыми глазами. Конечно, можно сказать привычное, что, мол, алкоголик – это «отходы общества». Если же не кривить душой, то придется признать, что алкоголик – это человек, который не может прийти в душевное равновесие. Мне кажется, к проблеме пьянства целесообразнее подходить как к проблеме людей, которые не могут воспринимать реальность таковой, какова она есть. Можно бесконечно твердить о вреде пьянства, но ведь пьющий человек и без вас понимает, что он себя травит, но все равно выбирает алкоголь, а не ту страшную душевную боль, которую испытает, если вернется в реальность.

Возьмем героиню письма в редакцию. Она же не просто так пьет, не ради удовольствия – женщина явно что-то заливает. Видимо, что-то случилось в ее жизни. Возможно, она не может смириться с тем, что осталась одна с двумя детьми. Легко предположить, что у нее умерла мечта о нормальной семейной жизни, о любви. Отсюда депрессия. Куда от двух малолеток денешься? А тут еще мама постоянно подливает масла в огонь, упрекая, что ты, мол, - пьяница. На всю Россию трубит, что ее дочь - алкоголичка. Женщина, протрезвев, видит эту безнадегу, и у нее нет сил смириться с ТАКОЙ жизнью – иона эту реальность вновь и вновь заливает. И чем больше пьет, тем больше дисбаланс между реальностью, в которую она не хочет возвращаться, и ее внутренним покоем. Возможно, там нужно не кодирование, а очень глубокая психотерапия, душевная поддержка и помощь.

- Это очень драматичный, но частный случай, а что же делать в государственном масштабе?

- Надо, чтобы наше государство стало более социальным, признать человеческие ценности в экономике. Не человек для экономики, а экономика – для человека. Может быть, на государственном уровне надо совершить даже какие-то иррациональные поступки, пойти на какие-то иррациональные решения ради людей, допустим, на селе. Там же живут люди, а не просто работники! Может, нужно проложить дорогу к «неперспективному» селу, открыть клуб, кафе, чтобы у людей была возможность жить эмоциональной жизнью, то есть выражать свои духовные устремления. Мне довелось изучать дореволюционную жизнь в одном из сел Тамбовской губернии. Каждый божий день молодые люди, старики выходили в поле (там это называлось «выгон»), где играли на гармошках, плясали, пели песни, частушки, гуляли.… То есть, не надо было водкой заглушать в себе потребность выражать свою душу - человек ежедневно мог выразиться в танце, в песне, в частушке… А сейчас там – полуистлевший клуб, где летом играет магнитофон. Возможностей для самовыражения – ноль. Важно понять, что человеку мало посмотреть телевизор или послушать заезжего певца – ему необходимо самому выразить свои чувства, эмоции, душу.

- А почему тогда так часто пьют люди, которые как раз прекрасно «самовыражаются» – актеры, журналисты?…

- В психиатрии есть такой термин – «кардиопрофессии». К ним относятся еще и врачи, режиссеры, руководители разного уровня. Не случайно начальники так часто хватаются за сердце. Происходит то, что в профессиональной психологии называется «перенос» и «контрперенос». Когда человек не умеет или не хочет дистанцироваться, диссоциироваться от чужих проблем, его психика незаметно принимает их на себя, и он начинает переживать их как свои собственные. На уровне подсознания человек воспринимает чужие проблемы как свои. Вот почему «творческие личности» так часто и так быстро «сгорают».

Галина Калинина
Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 



Warning: include(/home/u11741/centercep.ru/www/media/tish.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/u11741/centercep.ru/www/templates/ja_purity/index.php on line 269

Warning: include() [function.include]: Failed opening '/home/u11741/centercep.ru/www/media/tish.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /home/u11741/centercep.ru/www/templates/ja_purity/index.php on line 269