Дополнительное образование по психологии

Сайт Факультетa Психолого-Педагогического Менеджмента

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Олег Медведев

Олег Медведев родился 31 января 1966 года. Наиболее известный автор Творческой студии "Полнолуние".
Корабельный Кот (Сквозь какой-то там тыщу-лохматый год...)
Религия (Вновь свои девизы поменяла знать...)
Вальс Гемоглобин (Из серых наших стен, из затхлых рубежей...)
Машинист (Бывает время спать и время делать дела...)
Пятьсот Весёлый (Все начиналось просто: Граф опустил ладони на карту...)
Идиотский Марш (Кругом зима, опять зима, снега черны, как всегда...)
Марш Небесных Связистов (Время идет - не видать пока...)
Зеленая дверь (Так где моя зеленая дверь...)
Марш Трансвааль (Смолкли звуки сладостных песен...)

Корабельный Кот

Сквозь какой-то там тыщу-лохматый год, Am Dm E7
Протоптав тропинку в судьбе, Am
Полосатый, как тигр, Корабельный Кот Dm G
Научился сниться тебе. C Am
И ползли по норам ночные крысы твоих невзгод, Dm G C Am
Когда в лунный луч выходил Корабельный Кот. Dm E7 Am

Он входил в твой сон, разгоняя страх,
Принося уют и покой,
И блестела соль на его усах,
И искрился мех под рукой.
И небесный вагон разгружал восход, и уходил пустым,
Начинался день - улыбался кот и таял как дым.

И, казалось, вот он в толпе идет
И на нем в полоску пальто,
И о том, что он - Корабельный Кот -
Здесь никто не знает, никто.
Не видать лагун голубых в вертикалях его зрачков:
Он молчит потому, что нынче в мире расклад таков.

Если ты крутой - то полный вперед -
В руки флаг и в справку печать.
Ну, а если ты - Корабельный Кот,
То об этом лучше молчать:
Это твой меч, это твой щит и твоя стезя...
От того-то Кот и молчит, что об этом всуе нельзя.

А пока над форпостом бузят ветра,
Выдирают паклю из стен,
Минус сорок пять на дворе с утра,
Флюгерок замерз на шесте.
Ну, а Кот возвращается на корабль провиант от крыс охранять,
Чтоб, когда настанет пора - присниться опять.
1997

Религия

Вновь свои девизы поменяла знать - G H7 Em
С "Veni, vedi, vici" на "fuck твою мать" - C G
Западные кляксы по восточной степи. H7 Em
Слякоть ликованья на дежурных щеках, G H7 Em
Если им еще по кайфу, значит рано пока, C G
Спи, моя нездешняя религия, спи. H7 Em

Девять грамм любви с хрустом между бровей,
Слышишь, не зови меня, не пой, соловей,
Мне все равно не хватит силы, чтоб платить эту дань.
В день, когда известен час твоих похорон,
В звонкую улыбку, как в обойму патрон,
Встань, моя латунная религия, встань!

Припев:
Сто грамм с прицепом деревянному богу Am D G
Через левое плечо, Em Am
Чтобы он вспомнил про меня ненароком. D G

Рясы и погон, кривые хари святых,
Буквы и экраны, скользкий ком правоты,
Катится повальная похабная хворь.
Праведное слово, как тифозная вошь -
Если ты согласен, значит ты не живешь,
Спорь, моя неверная религия, спорь!

О том, что если выбрал поле, так на нем и стой,
Не меняйся в цвете, коль билетик пустой -
Пусть меняет место, кто пойдет за тобой.
О том, что лучше задохнуться, чем вдыхать этот дым,
О том, что лучше быть коричневым , чем голубым -
Пой, моя упрямая религия, пой!

Припев.

Под глубоким морем, под высокой горой
Рой, моя подземная религия, рой -
Значит, небо близко, если пальцы в крови.
Жиденькие корни разрешенных надежд
Режь, моя булатная религия, режь,
Рви, моя звериная религия, рви!

Стекла на глазах и ничего впереди,
Но жди, моя гремучая религия, жди -
Мало ль что возможно, когда кончится век.
Языческий блюз или космический бриз,
Или восходящий кондор, не умеющий вниз -
Вверх, моя небесная религия, вверх!

Припев.
1994

Вальс Гемоглобин

Из серых наших стен, из затхлых рубежей нет выхода, кроме как Am Dm E Am
Сквозь дырочки от звезд, пробоины от снов, туда, где на пергаментном листе зари Am Dm G C A7
Пикирующих птиц, серебряных стрижей печальная хроника A7 Dm E Am F
Записана шутя, летучею строкой, бегущею строкой, поющей изнутри. Am Dm E7 Am E7 Am

Так где же он есть, затерянный наш град? Мы не были вовсе там.
Но только наплевать, что мимо, то - пыль, а главное - не спать в тот самый миг, когда
Придет пора шагать веселою тропой полковника Фосетта,
Нелепый этот вальс росой на башмаках нести с собой в затерянные города.

Мы как тени - где-то между сном и явью, и строка наша чиста.
Мы живем от надежды до надежды, как солдаты - от привала до креста.
Как расплавленная магма, дышащая небом, рвется из глубин,
Катится по нашим венам Вальс Гемоглобин.

Так сколько ж нам лет, так кто из нас кто - мы так и не поняли...
Но странный сей аккорд, раскрытый, как ладонь, сквозь дырочки от снов все ж разглядеть смогли -
Так вслушайся в него - возможно, это он качался над Японией,
Когда последний смертник запускал мотор над телом скальпированной своей земли.

Ведь если ты - дурак, то это навсегда, не выдумаешь заново
Ни детского сна, ни пары гранат, ни солнышка, склоняющегося к воде,
Так где ж ты, серый волк - последняя звезда созвездия Иванова?
У черного хребта ни пули, ни креста - лишь слезы, замерзающие в бороде.

А серый волк зажат в кольце собак, он рвется, клочья шкуры оставляя на снегу,
Кричит: "Держись, царевич, им меня не взять, держись, Ванек! Я отобьюсь и прибегу.
Нас будет ждать драккар на рейде и янтарный пирс Валгаллы, светел и неколебим, -
Но только через танец на снегу, багровый Вальс Гемоглобин".

Ты можешь жить вскользь, ты можешь жить влет, на касты всех людей деля,
Мол, этот вот - крут, а этот вот - нет, а этот, мол - так, ни то и ни се.
Но я увидел вальс в твоих глазах - и нет опаснее свидетеля,
Надежнее свидетеля, чем я, который видел вальс в глазах твоих и понял все.

Не бойся - я смолчу, останусь навсегда Египетским ребусом,
Но только, возвращаясь в сотый раз домой, засунувши в компостер разовый билет,
Возьми и оглянись - ты видишь? Серый волк несется за троллейбусом,
А значит - ты в строю, тебя ведет вальс веселою тропой, как прежде - след в след.

Рвись - не рвись, но он не пустит тебя, проси - не проси.
Звездною фрезой распилена планета вдоль по оси.
Нам теперь узнать бы только, на какой из двух половин
Будет наша остановка - Вальс Гемоглобин.
1993

Машинист

Бывает время спать и время делать дела. Em A D7 C7
Бывает время заходить на круг. Em G
Бывает время вставать и выливать из ствола A C7 D7 Em
Росу, скопившуюся к утру. C7 H7 Em
Бывает время летать - и это время пришло. Em
Упал закат, цветы и звезды - в грязи. G C7
Так расправляй, "Пегас", свое стальное крыло, A C7 D7 Em
Так увези же нас, увези! C7 H7 Em
Припев:
Держись, машинист! H7 Em
Брось прощальную улыбку на шпалы. Am D Em
Только дожить до рассвета, Am G
Только дотянуть до рассвета. Am G
Держись машинист. H7 Em
И наша сказка возвратится к началу. Am D Em
Ах, какое грустное небо... Am G
Ах, какое черное небо... Am G
Держись, машинист! H7 Em

В котомке светел флейты деревянный блик.
В руках черна лопата с углем.
Внизу - угрюмый ком покинутой Земли,
Асимметричен и закруглен.
Его уже не спасти. Который год подряд
Над ним летает дурная ночь.
Его радары врут, его зенитчики спят,
Ему никто не в силах помочь.

Припев:
Под белым пером!
Вьются радуги над шатунами.
Только дожить до рассвета,
Только дотянуть до рассвета -
Под белым пером!
Буксы тлеют, но полнеба - за нами!
Ах, какое грустное небо...
Ах, какое черное небо...
Под белым пером!

Я тоже стану большим и я назад вернусь,
С подножки спрыгну у серых стен.
Пойду на старый вокзал, который знал наизусть,
Да и теперь забыл не совсем.
И в полдень губы вспомнят очертания нот -
Когда-то крепко был заучен урок!
И улыбнется флейта, и, сбиваясь, споет
Тугой мотив железных дорог.

Припев:
Держись, машинист!
Ты участвуешь в глобальном процессе.
Только дожить до рассвета,
Только дотянуть до рассвета,
Держись, машинист!
И прости своей нелепой принцессе
Взгляд в такое грустное небо,
Плач в такое черное небо...
Держись, машинист!
1993

Пятьсот Весёлый (Стилизация под Рената Баязитова)

Все начиналось просто: Dm Gm
Граф опустил ладони на карту - E7 A7 Dm A7
Реками стали вены, Dm Gm
Впали вены в моря, C F
В кузнице пахло небом, D7 Gm
Искорки бились в кожаный фартук, C F A7
Ехал Пятьсот Веселый Dm G
Поперек сентября... E7 A7 Dm

Девочка, зря ты плачешь - здесь в сентябре без этого сыро,
Там, куда Граф твой едет, вовсе уж ни к чему.
Счастье из мыльных опер - жалкий эрзац для третьего мира,
Только Пятьсот Веселый нынче нужен ему.

Ветер метет перроны, поезд отходит через минуту,
Точно по расписанью - хули ж им, поездам.
В грустный мотив разлуки что-то еще вплетается, будто
Пуля в аккордеоне катится по ладам.

И вот ты одна под крышей, свечи сгорели, сердце разбито,
Что-то уж больно долго Граф тебе не звонит.
Только Пятьсот Веселый, шаткий от контрабандного спирта,
Знает к нему дорогу - этим и знаменит.

На рубеже столетий всё в ожидании, чет или нечет,
И Граф твой не хуже прочих знает, как грань тонка,
Что-то ему обломно - бабы не в кайф, и водка не лечит -
Мечется волком в клетке, ждет твоего звонка.

Верь в то, что всё, как надо, нынче судьба к нему благосклонна,
Нынче портянки в клетку, устрицы на обед,
Под акварельным небом, сидя на палубе бателона,
Пьет золотое пиво, думает о тебе.

Девочка, ждать готовься - вряд ли разлука кончится скоро,
Вряд ли отпустит Графа певчий гравий дорог,
Ты открываешь карту, и вслед за беспечной птичкой курсора
Шаткий Пятьсот Веселый движется поперек.

Ты не кляни разлуку - мир без разлуки неинтересен,
Брось отмечать недели, вытри слезы и жди,
Верь в то, что ваша встреча - сказка всех сказок, песня всех песен,
Новый мотив разлуки - все еще впереди.
1999

Идиотский Марш

Кругом зима, опять зима, снега черны, как всегда, Dm Gm
Они привыкли растворяться во тьме. E7 A7 Dm A7
Кругом чума, опять чума, твои мертвы города - Dm Gm
Они привыкли плыть по этой чуме. B7 A7
И кто-то может слушать Боба, кто-то "Ласковый май", D Gm
Почем пророки в идиотском краю? C A7
Гитару брось и бабу брось, и как жену обнимай Dm B7
Обледенелую винтовку свою. F A7 Dm

Который век скрипит земля, но мир светлее не стал,
Тебе все это надоело, и вот
Поет труба, присох к губам ее горячий металл -
Она друзей твоих усталых зовет.
И ты был слаб, и ты был глуп, но все мосты сожжены,
Их не вернуть - они не смотрят назад.
И ты встаешь, и на плечах твоих рассветы весны
Как генеральские погоны лежат.

Крутые дяди говорят: "Твои потуги смешны.
Куда годна твоя дурацкая рать?
Подумай сам - коснется дело настоящей войны -
Они же строя не сумеют держать!"
Ты серый снег смахнешь с лица, ты улыбаешься легко.
Ты скажешь: "Верно. Но имейте ввиду:
Где Ваши штатные герои не покинут окоп -
Мои солдаты не сгибаясь пройдут."

И плюх да скрип, сырое небо бороздя головой,
Его учили улыбаться во сне -
Идет седьмого идиотского полку рядовой -
Твоя надежда в этой странной войне.
А мимо мертвые деревья вдаль плывут, как вода,
По их ветвям струится розовый дождь.
Они молчат, поскольку знают, для чего и куда
Свое оборванное войско ведешь.

И все на счастье, даже небо это рюмкой об пол,
И все довольны, и в штабах ни гу-гу,
И до последнего солдата идиотский твой полк
Стоял в заслоне и остался в снегу.
И о медалях-орденах ты помышлять не моги:
Всего награды - только знать наперед,
Что по весне споткнется кто-то о твои сапоги
И идиотский твой штандарт подберет.
1991

Марш Небесных Связистов

Время идет - не видать пока Am F
На траверзе нашей эры G Am
Лучше занятья для мужика, Am F
Чем ждать и крутить верньеры. G Am
Ведь нам без связи - ни вверх, ни вниз, A7 Dm
Словно воздушным змеям. G E7
Выше нас не пускает жизнь, Am F
А ниже - мы не умеем. G Am
В трюмах голов, как золото инков, Dm G
Тлеет мечта, дрожит паутинка. Am
Прямо - хана, налево - сума, направо - тюрьма, Dm G Am
А здесь - перекрестье. В нем - или-или, Dm G
И шхуна уходит из Гуаякиля. C F
Не удивляйся - именно так и сходят с ума. Dm G Am

Плохо, коли на связи обрыв.
Тускло на дне колодца.
Но встать и выползти из норы -
Что еще остается?
Там, у поваленного столба,
Скорчиться неказисто.
И если медь запоет в зубах -
То значит небо зовет связиста.

Вспомни, как было: дуло сквозь рамы
В мерзлую глушь собачьего храма.
Иней с латуни, пепел с руки - казенный листок.
Вспомни, как вдруг искрящимся жалом
По позвоночнику пробежала
Самая звонкая, самая звездная из частот.

Дышит в затылок чугунный мир,
Шепчет тебе: "Останься!"
Но ты выходишь, чтоб там - за дверьми -
Ждать своего сеанса.
Чтоб этому миру в глаза швырнув
Пеплом своих пристанищ,
Крикнуть ему: "Я поймал волну!
Теперь хрен ты меня достанешь!"

Бризы Атлантики целовали
Руки, горящие на штурвале.
Под Антуаном - синее море и облака.
Вдаль, над плечом - не встречен, не найден -
В небе летит пылающий Лайтинг,
Краткий сигнал, последний привет на всех языках.

Выпадет шанс - и некто святой
Придет спасать твою душу.
Ты встанешь, схватишь его за грудки
И будешь трясти как грушу,
Ты скажешь: "Мне не надо спасительных слов.
Их своих у меня - как грязи.
Мне не надо ни стен, ни гвоздей, ни холстов,
Слышишь - дай мне канал связи!"

Первые звуки, пробные строки,
Сладкие муки тонкой настройки.
Кокон в пространстве - сам себе волк, товарищ и князь,
Каменный пес, персона "нон грата",
Вечный дежурный у аппарата
Ждет, когда небо вспомнит о нем и выйдет на связь...

Что-то мимо нас, мимо нас, мимо нас по касательной, по боку. Am Dm G C
Ты не прячься, небо, не уходи, или уж отпусти совсем! Am Dm G C
Хрупкая снежинка замерзающих глаз, прокуси мое облако. Am Dm E C
Ты не сердись на меня - это я так, пошутил, не сердись... Am Dm G Dm G E


1995

Зеленая Дверь

Припев:
Так где моя зеленая дверь ? C G C
Оборван провод, я теряю свой нюх. G Am
Где-то там - за тысячу миль отсюда - F G
Тот мир, где моя зеленая дверь. C G Am
Уходит кто-то, я его заменю Dm G
На собачьей вахте ожидания чуда. F G
Тихо: город спит весь от ушей до пят, F G Am
Ночь под горку - а пепельница полна, Dm G C
И там, далеко за зеленой дверью - A7
Ночь над островом, аборигены спят, Dm G Am
А я опять стою у окна, Dm G
Опять не сплю - стою у окна, C Am
Жду чего-то. F G

Ночь под пальцами тянет свои шелка,
Звезды белые звоном из темноты -
Все началось с того, что также ночью
Я услышал марш призрачного полка.
Я никогда не буду старше, чем ты,
Я ни за что не стану старше, чем ты,
Эх, хоть тресни.

Ну что ж тут сделаешь, коль с четырех сторон
Пыль идущих рот, пламя поющих глаз:
Забудь, служивый, о родимом доме,
Пришивай, капрал, косточки на шеврон.
Покуда дверь открыта для нас -
Четыре шага вверх - и в запас -
Эх, да на дембель...

Припев.

Я растаю снежинкою на виске,
Шлепнусь каплей на вянущие цветы,
И не зови меня - я вышел в небо,
Дым твоих свечей выкашляв как фосген ,
Я никогда не буду старше, чем ты,
Я ни за что не стану старше, чем ты,
Эх, хоть тресни.

Скоро мой черед строиться на плацу,
На щеке моей светлая полоса,
Но ты не думай, будто это слезы -
Просто звездочка чиркнула по лицу.
А там за дверью - море, леса,
А там за дверью - все небеса,
Эх, да без краю.

И ты не спрашивай, что ж я такой дурной,
Злыми пальцами доводы теребя,
Ведь я хотел бы жить как ты -
Да только небо звездное движется надо мной.
Я никогда не буду старше тебя,
Я ни за что не стану старше тебя,
Эх, так уж вышло.

Припев.

Марш Трансвааль

Смолкли звуки сладостных песен, Am F G Am
Сдохли в кущах все соловьи. Dm G C
Эй, Добрыня, что ж ты невесел? A7 Dm G Am
Где ж, Добрыня, други твои? F C G Am

Там, под блеклым небом, наверно,
Их следы исчезли давно.
Тяжко спит хмельная таверна,
Лишь Добрыня смотрит в окно.

Припев:
Закрой же глаза, Am Em
Хмурый мой брат, - C G
Этой круглой луне все равно. Am F C G
И небо во сне, но птицы не спят. Am F C G
Эти птицы помнят Трансвааль , Am F C
Помнят Трансвааль, G Am
Помнят все и бьются в окно. F C G Am

Я нашел пробитую каску,
Полную опавшей хвои.
В этом месте кончилась сказка -
Боливар не вынес двоих.

В этом месте больше не спится,
Только пепел сыплет с ресниц.
Улетайте, глупые птицы,
Хуже нету места для птиц.

И пусть за тонким абрисом лета
Вас догонит где-то вдали
Ржавый дым горящего вельда ,
Горький ветер нашей земли.

Припев.

Много есть причин для унынья -
В паутине стрелы и лук,
Но, выйдя в тамбур, курит Добрыня,
Гасит басики о каблук.

Нынче мир наш весел не больно.
Всяка шваль гужуется всласть.
Смейтесь, гады, будьте довольны -
Ваша миссия удалась.

Но знайте - мчится где-то в пустыне,
Так, что звезды бьются о сталь,
Синий поезд - Сивка Добрынин.
Эх, страна моя - Трансвааль.

Припев.

Официальный сайт Олега Медведева

 

Термины

Способы моделирования. Генерализация (обобщение)

Генерализация (обобщение) – один из способов обучения человека: воспринимая мир в качестве конкретных ситуаций и событий, он делает вывод, который в последующем будет сопровождать его жизнь. Один раз научившись, он пользуется этим долгое время.

Примером патологической генерализации могут служить фобии. Один раз чего-то испугавшись в темноте, человек на всю жизнь сохраняет боязнь темноты.

Психологический форум

Цитатник

Есть разница между опытом и способами его внутренней представленности. Один из наиболее косвенных способов представления опыта – это слова. Р.Бэндлер, Д.Гриндер