Дополнительное образование по психологии

Сайт Факультетa Психолого-Педагогического Менеджмента

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Криминальный гипноз

У россиян появился новый тип зависимости – от личных психологов

Вчера прокуратура Самарской области отказала в возбуждении уголовного дела по факту проведения в детском лагере им. Циолковского психологических тренингов, которые якобы негативно влияли на здоровье детей. Несмотря на то, что следователи не нашли этому подтверждения, родители детей уверяют, что после подобных занятий малыши замыкались в себе и постоянно плакали.

Этот скандал далеко не уникальный. По экспертным оценкам, более 50% частных психологов, предлагающих свои услуги, не являются квалифицированными специалистами. В лучшем случае такие «врачеватели душ» просто не могут помочь пациенту. В худшем – они начинают манипулировать своими клиентами, используя примитивные психологические навыки.

Мода на психологов дошла до России лет пять назад. Их роль действительно переоценить трудно: психологи помогают в кризисные моменты сохранить семью, пережить развод, быстро и безболезненно выйти из депрессии, снять стресс. Но, увы, отсутствие должного контроля над работой частных психологических кабинетов приводит к тому, что наряду с квалифицированными «врачевателями душ» в системе работают мошенники, вымогатели и шарлатаны.

На психологической игле

Чаще всего недобросовестные психологи стараются с помощью особых методик привязать пациента к себе. Вместо того, чтобы научить человека самостоятельно справляться с жизненными неурядицами, они внушает клиентам необходимость консультироваться с психологом по любому даже пустяшному поводу. В итоге человек вносит в статью семейного бюджета ежемесячные расходы на психоаналитика.

«Я обратилась к специалисту во время развода с мужем. Переживала ситуацию очень тяжело, постоянно рыдала, – поделилась с «НИ» пиар-менеджер Марина Тулина. – Тогда психолог мне очень помог. Мы говорили часами, и мне действительно становилось легче». Но после того, как развод был благополучно пережит, Марина с психологом не рассталась, даже, наоборот, она ходит на прием все чаще. Без специалиста девушка не может даже решить, какого цвета покупать машину и стоит ли соглашаться на предложенное очередным кавалером свидание. «Без Людмилы Игоревны я чувствую себя как-то неуверенно. Я сама загнала себя в ту тяжелую депрессию. И больше не хочу испытывать те же чувства. Психолог помогает мне избегать подводных коней», – признается Марина.

«Нередко психолог пользуется специфическим состоянием пациента и может посадить его на «психологическую иглу» – убедить в необходимости и важности его советов, – рассказал «НИ» доктор медицинских наук Сергей Колесников. – В итоге без обращения к своему «консультанту» человек не может принять ни одного решения». Особенно это касается тех пациентов, которые и прежде не отличались силой воли и уверенностью. «Одно утешение – попасться так на крючок можно только к очень хорошему специалисту, который вряд ли будет давать плохие советы», – иронизируют сами психологи.

Почем советы для народа?

Функции психолога сводятся к простому консалтингу и рекомендациям мировоззренческого и философского характера: как следует вести себя в той или иной ситуации, с тем или иным человеком. Он не имеет права использовать гипноз, лекарственные препараты. Кроме того, психолог также не имеет права лечить пациентов с какими-то психическими патологиями или отклонениями. Выходить за эти рамки специалисту запрещено, но практика показывает, что во многих случаях это не исполняется.

«Некоторые случаи требуют вмешательства именно врача, а не психолога, – рассказал «НИ» психотерапевт Александр Полев. – Профессионал обязан указать человеку, куда следует обратиться в первую очередь, и даже перенаправить его к нужному специалисту. К сожалению, бывает, что «консультант» берет на себя роль медика и растягивает пациенту количество сеансов». А это, естественно, стоит денег. В среднем, сеанс психолога за 1,5 часа обходится клиенту в 70–150 долларов. Поэтому ненужные, но регулярные его посещения могут влететь клиенту в копеечку.

Любовь под гипнозом

Завуалированное вымогательство – это еще не самое страшное. Адвокаты констатируют: за дверями психологических кабинетов нередко совершается насилие и вовсе не моральное. «На очередном сеансе психолог предложил мне прилечь на кушетку, – рассказала «НИ» Ирина Ковалева. – Он стал трогать меня и говорить, что я очень напряженная. Потом он раздел меня… Я хожу в спортзал, достаточно тренированная. Несколько раз у меня на улице пытались отнять сумочку, но я всегда давал отпор ворам. А тут даже пальцем не могла пошевелить, он меня просто околдовал». «Увы, такие истории уже не редки, – рассказал «НИ» адвокат Лиги защитников пациентов Дмитрий Айвазян. – Причем доказать что-либо в таких случаях очень трудно. Ведь силу психологи не применяют. Недавно, правда, я занимался делом девушки, которую психолог-консультант изнасиловал во время тренинга. С большим трудом, но историю удалось довести до прокуратуры».

Студенты-психологи

Проблем клиентам, пришедшим пожаловаться на жизнь, могут доставить и психологи-неучи. В Москве более 90 вузов и факультетов выпускают дипломированных психологов. Для подавляющего большинства из них, специальность психолога не является профилирующей. Поэтому там остро не хватает грамотных преподавателей. «Для работы факультета или отдельных курсов по подготовке психологов не требуется специального оборудования, и открыть их достаточно легко, – объяснил «НИ» профессор, врач Института психоанализа, психотерапевт и сексолог Александр Полев. – К примеру, специальность психолога-консультанта чрезвычайно популярна. При этом практическая психология, к которой она имеет непосредственное отношение, у нас развита плохо. На Западе эти курсы ведут те, кто сам работает психологом или психотерапевтом. В России же нередко получается так, что практический раздел полностью ведет преподаватель, который ни разу в жизни не работал с пациентом».

Как рассказал «НИ» заведующий лабораторией социальной и судебной психиатрии института им. Сербского Фарид Сафуанов, в ближайшие 2–3 года количество горе-психологов возрастет в разы. «При переходе на болонскую систему бакалавры, проучившиеся всего три года, получат дипломы и право на частную практику. Трудно сказать, сколько невинных людей пострадает от такого наплыва недоучек», – заключил Фарид Сафуанов.

Сеанс белой магии

Хлопот добавляет огромное количество людей, выдающих себя за психологов. Это гадалки, маги, экстрасенсы и сектанты, стремящиеся придать, таким образом, научного веса себе и своим консультациям. «Диплома у таких шарлатанов, естественно, нет, – рассказал «НИ» Фарид Сафуанов. – Они практически беспрепятственно пользуются доверчивостью клиентов, не только обкрадывая, но и лишая их здоровья. Именно такие люди дискредитируют психологию как науку, превращая ее в некие подобия сеансов белой магии или же в сектантские кружки».

«У меня была сложная ситуация в личной жизни, и мне посоветовали обратиться к психологам, приехавшим из столицы. За участие в тренинге мне пришлось заплатить тысячу рублей, – вспоминает жительница Ульяновска Елена Мулендеева. – Два молодых человека в течение сорока минут несли полную ахинею о том, как надо строить отношения с любимым. Личную консультацию мне пришлось оплатить дополнительно». Елена говорит, что когда она попросила пресловутых специалистов предъявить документы, удостоверяющие их статус, они насупились и в голос заявили, что девушка оскорбила их своей излишней подозрительностью.

В апреле прокуратура Южного округа Москвы возбудила уголовное дело в отношении руководителей наркологической клиники, которая основывала свои методики на сайентологии. В поле зрения правоохранительных органов организация попала в тот момент, когда в милицию начали обращаться граждане с жалобой на чересчур высокую плату за лечение. По их словам, психологи центра объясняли это необходимостью платить за «учебу» – так назывался курс реабилитации, в процессе которого героиновую зависимость фактически подменяли психологической зависимостью от сайентологии. В частности, один из пациентов отдал сайентологам более 60 тыс. рублей (правда, бумаги были оформлены по всем правилам, с подписями и необходимыми печатями).

В феврале 2007 года прокуратура Петроградского района Петербурга возбудила уголовное дело против учредителей психологического центра родительской культуры «Колыбелька» Елены и Алексея Ермаковых, передает собственный корреспондент «НИ» в Санкт-Петербурге Наталья Шергина. Выяснилось, что уже 10 лет они под прикрытием психологического центра занимались медицинской практикой без лицензии. Супруги принимали роды на дому без какого-либо педиатрического сопровождения. В результате несколько младенцев погибли, а часть новорожденных стали инвалидами.

Трагедию предала огласке 32-летняя петербурженка Ольга Васильева. Она несколько месяцев посещала психологические и образовательные занятия для будущих мам в «Колыбельке» и под напором педагогов решилась рожать дома. Однако малыш появился на свет мертвым. Если бы роженице вовремя сделали кесарево сечение, малыш остался жив. «Во время беременности у женщины снижается не только общий, но и психологический иммунитет, повышается внушаемость, – рассказал «НИ» психиатр-криминалист Михаил Виноградов. – Этим часто пользуются аферисты. Техника чрезвычайно проста – любая женщина хочет родить здорового ребенка без осложнений и зачастую боится роддома. Возможно, Ермаковы владеют некоторыми методами примитивных, бытовых психотехнологий, их особенно легко применить к тем людям, которые сами хотят быть обманутыми. Именно таково поведение потерпевших».

Доверяй, но проверяй

Лицензирование и контроль за деятельностью частных психологов осуществляет Росздравнадзор. Однако уследить за нечистоплотными специалистами практически не удается. «Есть определенный набор требований и документов, вроде диплома, которые подтверждают специальность и знания психолога, – рассказал «НИ» одни из сотрудников Росздравнадзора. – Лицензия на работу выдается именно по этим критериям. Предсказать, на что употребит человек свои знания – во зло или во благо, мы, увы, не можем. Это уже вопрос, скорее, не отсутствия навыков, а отсутствия морали».

Жертвам нечистоплотных психологов или тех, кто себя за них выдает, доказать свою правоту практически невозможно. «Дело в том, что такими «специалистами» никакой документации зачастую не ведется. О свидетельских показаниях говорить также не приходится – в кабинете психолога лишних людей почти не бывает, – рассказал «НИ» адвокат Лиги защитников пациентов Дмитрий Айвазян. – Вдобавок сами жертвы не горят желанием выносить сор из избы, рассказывая в суде о тех проблемах, которые доверили «специалисту».

«В нашей стране пока нет закона о психотерапии и психологической помощи, – рассказывает психолог Марк Сандомирский, – Хотя он, безусловно, необходим. Деятельность психологов никак не может быть проконтролирована. Это касается, кстати, и использования медицинских препаратов и гипноза в психологической практике. Несмотря на запрет, в том или ином виде элементы того же гипноза используются широко и повсеместно. Чего уж говорить о деятельности сектантов и экстрасенсов».

Для сравнения, отмечают эксперты, на Западе действуют мощные сообщества практикующих психологов. И, если действующий специалист не является членом хотя бы одного из них, к нему не обратится за помощью ни один клиент. Кроме того, там же действуют специальные этические кодексы, за нарушение которых в США, к примеру, психолога могут лишить диплома и запретить дальнейшую работу по специальности.

Чтобы хоть как-то себя обезопасить от мошенника, человеку приходится полагаться только на себя. «В качестве явных признаков обмана можно привести несоразмерно высокие цены за консультацию, смелые и нереальные обещания, использование не врачебной, а скорее, оккультной лексики, – пояснил «НИ» Дмитрий Айвазян. – С клиентом обязательно должен заключаться договор, а по оплате выдавать чек за услуги. Кроме того, следует обратить внимание на диплом и лицензию специалиста. По ним будет, по крайней мере, ясно, имеет ли человек действительно отношение к этой науке».

АНДРЕЙ ЛЕОНОВ, АНДРЕЙ ДОЛГИХ, МИХАИЛ БЕЛЫЙ, Ульяновск

В ШВЕЦИИ ПСИХОЛОГОВ ОБВИНЯЮТ В ДАВЛЕНИИ НА ДЕТЕЙ

В сегодняшней Швеции идет настоящая охота на ведьм. По крайней мере, так утверждают активисты «Группы действий по защите невинно осужденных отцов». В роли обвинителей чаще всего выступают дети, свидетельствующие, что их отцы или отчимы склонны к педофилии. А направляют их показания – психологи из социальных служб, которым позволено толковать невнятные рассказы малышей. Именно психологи, желая оказаться в центре внимания, нередко понимают детский лепет превратно…

Исследования показывают, что обвинения в том, что отец (отчим) посягал на ребенка, в половине случаев возникают при разводе родителей и инициируются матерями. После жалобы в социальную службу к делу подключаются психологи, которые работают с детьми, часто навязывая им собственные выводы. За последние годы в шведских СМИ появилось множество критических материалов, авторы которых требуют пересмотреть доминирующую роль психологов при вынесении приговоров, но тема инцеста и педофилии настолько взрывоопасна, что власти опасаются что-либо менять в устоявшейся практике. В отдельных случаях отсидевших годы отцов оправдывают, при этом чаще всего вызволяют их из-за решетки повзрослевшие дочери. Они находят в себе силы признаться, что когда-то солгали под давлением работавших с ними психологов. Но ни один из этих «специалистов» не был наказан.

Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

В ГЕРМАНИИ ВСЕ ПСИХОЛОГИ СОБЛЮДАЮТ ЭТИКУ

Ни в одной немецкой поисковой интернет-системе найти информацию по ключевым словам «психолог», «злоупотребление», «скандал» невозможно. В последние десять лет «психолог» и «уголовное дело» в стране были понятиями несовместимыми.

«Я тоже не припомню ничего подобного, – развела руками берлинский психотерапевт Евгения Граф. Переехав из Семипалатинской области в Германию, Евгения потратила полтора десятка лет на то, чтобы заполучить собственную практику и многочисленную клиентуру. Рисковать своей врачебной практикой, нарушая этику, а тем более закон, ни она, ни ее коллеги не рискуют. «Возможность судебного иска от пациента или вероятность жалобы в контролирующий нас ведомственный врачебный комитет сильно дисциплинируют, – говорит фрау Граф. – В нашей законопослушной стране можно лишиться права на практику даже за малейшую оплошность. Поэтому надо быть последним идиотом, чтобы позволять себе какую-либо вольность в отношениях с клиентом, а уж тем более пытаться обмануть его».

Сергей ЗОЛОВКИН, Берлин
"Новые известия"

 

Термины

Репрезентативная система

…Под репрезентативной системой подразумевается система восприятия кодирования информации, которую мы используем для репрезентации собственного опыта. Репрезентативные системы могут проявляться через язык человека. Любой опыт, полученный нами и имеющийся в нашем восприятии, можно воспроизвести с помощью лингвистических приёмов. Лингвистика служит для проявления и представления опыта человека.

М. Гордеев

Психологический форум

Цитатник

Чтобы любить людей, надо от них мало ожидать.

Гельвеций